Ледники Полярного Урала как индикаторы современных условий и климатических изменений последнего тысячелетия в Российской Субарктике

Надежные, проверенные данные о колебаниях климата необходимы при изучении глобальных климатических изменений и выяснении их причин. Мы представляем здесь важный и недостаточно используемый источник такой информации – шесть малых ледников Полярного Урала (Фото 1, 2). Такие малые ледники реагируют на климатические изменения десятилетнего масштаба и дают возможность сравнивать их с другими независимыми источниками косвенных данных о колебаниях климата. Эти ледники, площадь каждого из которых не превышает 1 км2, пока сохраняются несмотря на рост температуры воздуха в ХХ в. Они были открыты в 1930-х гг. Наиболее обширные исследования проводились в период 1953-1981 гг., которые были возобновлены в 1999-2000-х гг. (Троицкий, 1961, Волошина, 1981, Цветков, Тюфлин, 1981, Соломина и др., 2000, Носенко и др., в печати). Климат голоцена и колебания границы леса были реконструированы для этого региона по спорово-пыльцевым (Сурова и др., 1971, 1975) и дендрохронологическим данным (Шиятов, 1981; Shiyatov, 2000, 2003; Hantemirov, 2000).
Современная площадь ледников Полярного Урала на 20-50% меньше, чем это было во время максимума малого ледникового периода. Конечные морены, расположенные ниже современных ледников, свидетельствуют о повторных наступаниях ледников примерно одинаковой амплитуды. Шесть главных периодов наступания в течение последнего тысячелетия было выделено с помощью лихенометрического метода. Используя комбинацию прямых измерений и контрольных точек, мы оценили скорость прироста лишайника Rhizocarpon geographicum приблизительно в 0,25 мм/год для первых ста лет (Табл. 1), которая близка к скорости роста этого вида лишайников в Северной Швеции(0,29 мм/год) (Denton, Karlen, 1973) (см. Рис. 1). Согласно предварительной кривой роста лишайников возраст морен оценивается как AD1880 гг. (24-26 мм), AD1850-1830 гг. (38-44 мм), AD1800 гг. (50-51 мм), AD1750-1730 гг. (63, 66 мм), AD1600 (?) (87 мм) и в XIII в. (?) (120 мм). Эти датировки соответствуют хорошо известным наступаниям ледников Северного полушария (Grove, 1988), и большинство из них (за исключением наиболее старых) согласуется с региональной реконструкцией температуры воздуха по годичным кольцам деревьев (Briffa et al., 1995). Ледники Полярного Урала в силу малых размеров и небольшого времени реакции на климатические изменения являются очень удобным источником косвенных данных. Их колебания согласуются с глобальными климатическими трендами последнего тысячедетия.

Таблица 1. Контрольные точки кривой роста лишайника Rhizocarpon geographicum на Полярном Урале
Name of the site
Year of studies
Age of surface stabilization /exposion
Number of measured lichens
Maximum diameter, mm
Average of 5 maximum diameters, mm
Standard deviation, mm
Paipudina valley, 490 m asl., dump and entrance to the gallery
1999
1940's-beginnig of 1950's.
62
12
11,80
0,45
Second dump at the same location
1999
1940's-beginnig of 1950's.
14
9
7,00
1,41
Road leading to Khanmey, 240 m asl., open mines
1999
until the beginning of 1950's
107
15
14,20
0,45
Nemur-Egan mine, cores
1999
1959-1962
53
8
7,20
0,45
Kharbey village, molibdenum mine
1999
until the beginning of 1950's
88
14
12,40
1,14
130 m asl., 37 km of Balanankov' road, quarry
1999
beginning of 1980's
none
none
none
none
Anuchina glacier, ablation moraine
1999
1960's
103
9
8,20
0,45
Obrucheva glacier, ablation moraine
1999
1953-1966
34
10
9,00
1,00
Библиография

2003    Shiyatov, S. G. Rates of changes in the upper treeline ecotone in the Polar Ural Mountains. PAGES News 11(1): 8-10

2003    Соломина О.Н. Динамика субполярного оледенения за две тысячи лет по лихенометрическим данным. Материалы гляциологических исследований, вып. 94, с. 17-30

2001    Shiyatov, S., Tchehklov, O. Spatio-temporal dymanics of forest-tundra ecosystems under climate change in the Polar Ural Mountains. Tree-rings and people, Davos, Switherland

2000    Hantemirov, R. M. Climate changes and polar timberline dynamics in the nothrwest Siberian plain during last 6000 years reconstructed using supra-long tree-ring chronology. International Conference on Dendrochronology for the Third Millennium, Mendoza, Argentina, 2-7 April, 2000

2000    Shiyatov, S. G. Climate dependent dynamics of the upper treeline and forest-tundra ecosystems during the last 1350 years in the Polar Ural Mountains, Russia. Int. Conf. on Dendrochronology for the Third Millennium. 2-7April, 2000. Mendoza, Argentina

2000    Соломина О.Н., Жидков В.А., Москалевский М.Ю. Новые данные по лихенометрии морен Полярного Урала. Материалы гляциологических исследований, вып. 90, с. 57-68

1998    Solomina, O. N. & Filatov, E.S. Changes in mountain glaciers in Northeast Russia from the Little Ice age to the mid-20th century. Polar Geography. 22, p. 65-78

1988    Волошина А.П. Некоторые итоги исследований баланса массы ледников Полярного Урала. Материалы гляциологических исследований, вып. 61: 44-51

1981    Цветков Д.Г., Тюфлин А.С. Катастрофическая деградация ледника МГУ на Полярном Урале. Материалы гляциологических исследований, вып. 41: 162-172

1981    Шиятов С.Г. Климатогенные смены лесной растительности на верхнем и полярном пределах её произрастания. Свердловск: 57

1975    Сурова Т.Г., Троицкий Л.С., Пуннинг Я.М.-К. Палеогеография и абсолютная хронология голоцена Полярного Урала. Изв. АН Эстонской ССР. Химия, геология, вып. 24(2): 152-159

1971    Сурова Т.Г., Троицкий Л.С. О динамике растительного покрова, климата и оледенения на Полярном Урале в голоцене. Палинология голоцена, под ред. М.И. Нейштадта. Москва: 121-135

1961    Троицкий Л.С. Некоторые особенности современного оледенения Полярного Урала. Гляциологические исследования, вып. 6: 70-85
Фото 1. Ледник ИГАН. Фото Г. Носенко
Рисунок 1.
Фото 2. Ледник Обручева. Фото Г. Носенко

← back
| Главная | Исследования | Фотогалерея | Люди | Сотрудничество | Контакты | Кабинет
 eng | rus